bigfatoldcat1976: (толстый кот)
[personal profile] bigfatoldcat1976
Несмотря на то, что от места спасения Мэйбл до приюта было от силы две мили, путешествие вышло долгим. Девочка изо всех сил старалась не отстать от Блэка, но не смотря на то, что бывший сержант старался идти медленно, Мэйбл едва поспевала за ним. В конце концов она совершенно запыхалась, споткнулась и чуть не упала. К счастью, Джо крепко держал свою спутницу за руку. Остановившись, чтобы дать Мэйбл перевести дух, Джо внимательно осмотрел ребенка. Блэк плохо разбирался в детях. После смерти дочери он старался держаться от маленьких человечков подальше. Тем не менее, Джо знал, что эти паршивцы способны часами носиться по улице, с воплями гоняться за крысами, залезать в такие места, куда нормальному человеку и руку не просунуть, и вообще, энергии у них хоть отбавляй. Мэйбл была как раз в том возрасте, когда ребенок должен бегать туда-сюда, орать, стучать для забавы в двери и, как говорили его семейные знакомые, вынимать из взрослых душу своими вопросами. А его спутница прилагала все силы только для того, чтобы держаться рядом со своим спасителем, запыхалась, пройдя каких-то полмили и вообще едва переставляла ноги. Сложив два и два, Джо вздохнул и сказал, что пора сделать привал. Мэйбл радостно шлепнулась на землю и привалилась спиной к торчащему из древнего асфальта обломку фонарного столба. Мистер Блэк покачал головой, нагнулся и, подхватив девочку подмышки, поставил ее на ноги. Строго помахав перед маленьким курносым носом огромным, черным от въевшегося масла пальцем, Блэк разъяснил, что, во-первых, лежать на холодной земле – вредно для здоровья. Во-вторых, пачкать одежду просто так не годится – она у тебя, юная леди, и так не слишком чистая. И, наконец, привал у них будет не просто так, а чтобы поесть, а лежа ели только древние римляне – это такой старинный народ, который жил очень-очень давно. Как мы уже говорили, Джо был весьма начитанным человеком, несмотря на то, что почти всю жизнь провел в армии.

Сочетание заботы, спокойного выговора, невероятной для среднего жителя Нью-Бойсе учености и обещания накормить, произвело на Мэйбл ошеломляющее впечатление. Несколько секунд девочка стояла, хлопая глазами, затем ее ротик скривился, она громко заревела и, бросившись к Джо, уткнулась ему головой в живот. Ошарашенный такой внезапной сменой настроения, Блэк попытался отодвинуть от себя ребенка, но Мэйбл изо всех сил вцепилась в его свитер, словно боялась, что ее спаситель исчезнет, если его отпустить. Джо не знал, как себя вести в подобной ситуации. Поведение Мэйбл было, мягко говоря, странным. Казалось, девочка вдруг узнала в Джо какого-то очень близкого и родного ей человека. Мистер Блэк был абсолютно уверен, что раньше никаких дел с Приютом Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви он не имел. Пожав плечами, Джо осторожно погладил Мэйбл по голове и, стараясь, чтобы его голос звучал не слишком строго, но и не особенно ласково, велел девочке успокоиться.

На то, чтобы окончательно успокоиться у Мэйбл ушло минуты три. Наконец, девочка перестала всхлипывать. Джо едва успел перехватить маленькую, грязную ручку, которой Мэйбл собиралась вытереть глаза. Вздохнув, мистер Блэк вытащил из кармана почти чистый носовой платок (мистер Блэк, как человек среднего, но все-таки достатка, мог позволить себе пользоваться услугами прачечной «Ли, Ли, Ли и Финкельштейн») и объяснил зареванной Мэйбл, что если лезть в глаза грязными руками, можно занести какую-нибудь заразу и даже ослепнуть. В ответ на такое грозное предупреждение девочка почему-то широко улыбнулась щербатым ртом, вытерла глаза, и протянув платок обратно, очень вежливо сказала: «Спасибо, мистер». Мистер убрал платок в карман и, указав на развалины древней забегаловки возле автобусной остановки (сразу за проржавевшим остовом “City Liner”), сказал, что завтракать они будут там.




Судя по всему, забегаловку обчистили вскоре после Ядерного Апокалипсиса, однако стальные стулья у стойки казались довольно прочными. Джо достал из своего ящика ветошь и аккуратно вытер с потемневшего, но все еще гладкого пластика длинного стола толстый слой пыли. Расстелив на стойке уже прочитанный номер «Нью-Бойсе Геральд», мистер Блэк вытащил из котомки коробку Волт-Тек с обедом. На обед у мистера Блэка было вареное яйцо псевдоиндейки (четыре дюйма в длину), два куска холодной ветчины из кротокрыса, кукурузная лепешка и тато-масло в стеклянной баночке с плотно завинчивающейся пробкой. При виде такого богатства у Мэйбл самым натуральным образом потекли слюнки, и Джо спросил: когда она в последний раз ела? Девочка сглотнула и ответила, что вчера Джимми ничего не принес, поэтому Энн разрешила сварить шесть картофелин, так что каждому досталось по трети, кроме Джимми, который не заслужил. Позавчера они доедали двух ворон, которых удалось поймать накануне, но они оказались очень жесткими, хотя их и варили три часа, а большую часть бульона Энн сказала отдать Элли и Бай Гуну, потому что они болеют. Позапозавчера было четыре початка кукурузы на всех, а позапозапозавчера… Джо поднял руку и сказал, что картину он для себя уяснил. Налив в крышку самодельного термоса немного мохавского кофе, мистер Блэк добавил туда три ложки кленовой патоки, залил все водой из фляжки и протянул Мэйбл. Пока девочка пила сладкий теплый напиток, Блэк, прикинув на глаз, отрезал треть яйца и мелко настрогал ножом четверть фунта ветчины. Он неплохо разбирался в нормах довольствия для долго голодавших взрослых, но сколько нужно отмерять детям, желудки которых явно меньше и не такие крепкие, как у солдат, Джо не знал. Велев Мэйбл есть мясо маленькими кусочками и обязательно запивать водой, Блэк съел немного ветчины, половину хлеба, а остальное, подумав, убрал обратно. По словам Мэйбл выходило, что в приюте есть больные – не удивительно после зимы и лета впроголодь, так что Джо решил отдать эти припасы им.

Пока Мэйбл, то и дело одергиваемая Блэком, чтобы не запихивала в рот больше мяса, чем может прожевать (жевать нужно тщательно, а то у тебя будет болеть живот!), поглощала свой скромный, но для нее – королевский, завтрак, Джо обдумывал то, что услышал. Судя по всему, у детей в приюте есть вожаки: Энн и Маркус, причем заправляет, скорее, девочка. Эта Энн, похоже, крепкий орешек, если может держать в узде голодных и даже заставляет их отдавать еду больным. Впрочем, не исключено, что сама Энн питается неплохо. В конце концов, сильные всегда отбирают еду у слабых. Правда Мэйбл говорила о старшей девочке с нескрываемым восхищением и уважением, так что если Энн и ела лучше остальных, то, по крайней мере, делала это тайком. В любом случае, в первую очередь нужно будет заставить подчиняться именно ее, а уж она поможет организовать остальных. Джо прикинул, какие средства он сможет снять со счета сразу. Мистер Блэк не очень хорошо разбирался в банковской деятельности. Он помнил, что лишь третья часть его денег размещена так, что ее можно снять в любой момент. Остальное лежало на счете, с которого постоянно приходили проценты, но сами крышки трогать было нельзя. В любом случае, прямо сейчас можно рассчитывать на двести долларов NCR и девятьсот тридцать крышек, что по нынешнему курсу (который печатался раз в месяц в «Нью-Бойсе Геральд», и который наш герой тщательно заносил в записную книжку) составляет примерно две тысячи крышек. Джо размещал свои средства в монете, а не банкнотах, и специально указал это в договоре, так что его валютному вкладу инфляция не грозила.

Таким образом, из приведенных выше размышлений отставного сержанта ясно видно, что мистер Джо «Медведь» Блэк принял беду Приюта Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви близко к своему немолодому, но пока еще сильному сердцу. Джо провел почти всю жизнь в армии, причем большую часть времени был там сержантом. Сержанты, надо сказать – это совершенно особенная порода людей, или, как считают некоторые зоологи, антропоидов. Однако при всей их злобности, твердолобости, презрении к человеческому роду и привычке при возникновении любой проблемы сперва оглушительно орать на всех, кто подвернется под руку, представители этого биологического вида отличаются отвагой, целеустремленностью и повышенным чувством ответственности за то стадо жалких говнюков и ублюдков, которое им навязало командование. В случае мистера Блэка отрицательные качества породы несколько смягчались хорошими привычками, которые он воспринял от своей покойной, но все равно бесконечно любимой жены, а положительные усиливались врожденной твердостью характера и горьким, но несгибаемым оптимизмом. Джо считал, что в своей жизни встретил слишком много хороших людей, чтобы на старости лет самому становиться дерьмом. И пусть в живых из них на сегодняшний день числились только генерал Кромвель, Мамаша Яо-Гай и старый Чак Мориц - этого было вполне достаточно. Джо «Медведь» Блэк решил, что с этого дня дети в Приюте Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви больше не будут голодать, чего бы ему это не стоило.

Поев, Мэйбл широко зевнула и сказала, что можно идти дальше, только она минуточку посидит и отдохнет – и можно идти опять, вот только минуточку еще посидит – и вот сразу пойдем, еще минуточку… Джо вовремя подхватил девочку на руки – как все здоровые, плотно поевшие после долгого перерыва, дети, Мэйбл уснула мгновенно, как будто кто-то повернул выключатель. Джо вздохнул, и, подхватив ребенка на закорки, направился в сторону холма, над которым на фоне утреннего неба угрюмо чернела сгоревшая церковь.

Подойдя к ограде, Джо огляделся. Следы февральского боя были видны повсюду. Доски и листы металла и пластика в стене несли следы попаданий пуль, дроби и лазерных лучей. Воспитанники Аберкромби возводили укрепление, опираясь на довоенную церковную ограду. Старые каменные столбы и металлическая решетка, установленные еще в начале 21-го столетия, до сих пор крепко держались за многострадальную землю Айдахо, и прикрученные и приваренные к ним опоры из бревен, досок, балок и арматуры стояли надежно. Но ворота, сделанные из металлических стенок транспортных контейнеров, покосились, и, похоже, утратили возможность открываться. Судя по всему, уцелевшие воспитанники приюта пользовались калиткой – к ней вела натоптанная тропа со свежими следами. Осмотрев ворота, Джо встряхнул Мэйбл и, убедившись, что девочка проснулась, осторожно опустил ее на землю. Мистер Блэк отдавал себе отчет в том, что воспитанники, которые полгода вынуждены были сами заботиться о своей защите и пропитании, скорее всего, выработали чувство вполне естественного недоверия к чужакам. В таких условиях заявляться к ним на порог с той, кого они послали за едой, следует так, чтобы у запуганных детей имелось как можно меньше оснований подозревать пришельца в чем-то дурном. На словах Джо просто объяснил сонной Мэйбл, что ей нужно пойти в дом и позвать кого-нибудь из старших, лучше – Энн или этого, как его, Маркуса, а он пока подождет тут. Мэйбл посмотрела на мистера Блэка, хотела было протереть сонные глаза, но спохватилась и протянула руку своему спасителю. Джо покачал головой, но вытащил из кармана платок. Девочка вытерла лицо, снова вежливо поблагодарила, вернула платок, затем помялась и спросила: можно ли погладить птичку? Джо посмотрел на нахохлившегося Монтигомо, явно очень недовольного тем, что на его любимом человеке ехал кто-то еще, и честно сказал, что лучше пока не надо. Мистер Монтигомо, видишь ли, очень строгий джентльмен, и вот так сразу себя гладить не позволяет. Потом, когда он привыкнет, сможешь его погладить и даже покормить. Мэйбл робко улыбнулась, кивнула и, приоткрыв калитку, проскользнула за ограду. Джо, осмотревшись, нашел какой-то разбитый ящик, похоже из тех, в котором клерки Легислатуры привозили еду детям и уселся у забора. Разумеется, Блэк мог просто войти вслед за Мэйбл и сам найти и Энн, и Маркуса. Но приобретенный на службе Республике опыт общения с дикими племенами научил его, что при первом контакте торопливость ни к чему. Даже дети заслуживают того, чтобы выказать им уважение. Особенно если эти дети сумели полгода продержаться без взрослых в таком веселом месте, как северный берег Бойсе. Джо подумал, что, наверное, ничем не примечательные мужчины, узнав, что совсем недалеко целых двадцать мальчиков и девочек живут сами по себе, наведывались сюда поохотиться. При этой мысли Блэк скрипнул зубами и дал себе слово, что больше так не будет. Никогда.

Говорят, что бога нет. Глядя на то, во что люди превратили планету всего лишь за один день 2077 года в это легко поверить. Да и последующие двести лет истории постъядерной Америки могут кого угодно сделать атеистом. И все же, как объяснить, что ранним утром четвертого сентября 2286 года воспитаннице Приюта Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви Мэйбл Абекромби, позднее известной друзьям (и врагам) как мисс Мэйбл Нэллен Аберкромби Блэк, в минуту величайшей нужды встретился человек, который за пятьдесят шесть лет своей жизни был счастлив всего два года, но этого хватило, чтобы хладнокровный, циничный сержант стал тем, кого предки китайских коммунистов называли «благородный муж»? Преподобный Салливан сказал бы, что Господь ведет людей странными путями. Двадцать пять лет назад Джо Блэку было отпущено лишь полгода радостей отцовства. Тогда все кончилось страшной потерей и ощущением пустоты, которую, к счастью, не заполнили ни злоба, ни ненависть к миру и людям. И вот, четверть века спустя, седой воин вдруг в один миг сделался тем, кого покойная мисс Бэйкер назвала бы Father of Hundred Children. Хотя, конечно, сначала их было всего двадцать три. Но не будем забегать вперед.

Мистер Блэк сидел на своем ящике, грелся на вечернем солнышке и раздумывал, что он будет говорить мадам Минни. Уговор был закончить работу до обеда, но судя по тому, как складывались обстоятельства, вряд ли он сможет закончить все до вечера. Если вообще сумеет сегодня начать. Не то, чтобы Джо пугал гнев мадам Минни, вовсе нет. Просто мистер Блэк не любил обманывать своих клиентов. Деловая репутация – это такая вещь, которую трудно найти, легко потерять, а вот забывается она моментально. Тем не менее, работу нужно будет сделать, потому что это – 120 крышек. А 120 крышек – это, например, четыре псевдоиндейки. Или одна псевдоиндейка и корм для нее на шесть месяцев. Псевдоиндейка, которую хорошо кормят, несет по яйцу в три дня. Если же завести курицу, то зимой она будет давать по яйцу в два дня. Правда, яйцо будет мелкое, зато вместо одной псевдоиндейки можно держать трех кур. Но, вообще, конечно, нужен десяток кур, как минимум. Или даже два десятка, чтобы хотя бы раз в неделю в зимние месяцы резать одну курицу – детям нужен суп со свежим мясом. И нужно обязательно завести хотя бы двух браминов. А это значит – опять корм. Надо скосить траву во дворе – эта серо-бурая жесткая дрянь, что он видел вокруг церкви на холме, если ее мелко нарубить, неплохо идет вперемешку с остростеблевой пшеницей на корм скотине. И надо закупить вяленого мяса, тато и кукурузы. И обязательно много сушеного мутфрута, потому что дети явно ослаблены, и без сушеного мутфрута будут болеть. Хорошо бы еще купить сушеной черемухи и шиповника, как раз через неделю в город начнут приходить караваны с товарами Горных Людей и инджунов. Может быть, если хватит крышек, можно было бы купить сотню фунтов пеммикана…

На этом размышления мистера Блэка были крайне невежливо прерваны. В стене рядом с калиткой открылось незаметное (по крайней мере так думали те, кто его делал) окошко, и на голову Джо вдруг оказался наведен ствол дробовика. Ну, то есть это наводителям казалось, что они все делают очень внезапно и опасно. Сам мистер Блэк уже с минуту прислушивался к шорохам и шепоту за забором, стараясь не пропустить момент, когда его попробуют захватить в плен. Все это он делал, не прерывая своих хозяйственных размышлений, потому что тридцать лет службы, из них двадцать пять – в качестве сержанта, а из этих двадцати пяти двадцать – в действующей армии, на передовой – это, знаете, не фунт сушеного мутфрута. Аккуратно прихватив дробовик за ствол, прямо под магазин, мистер Блэк быстро, но не резко, отвел оружие в сторону от себя и особым образом повернул. Как он и подозревал, выстрела не последовало. Мистер Блэк слегка дернул дробовик, стараясь не сломать маленькие пальцы, что сжимали оружие там, за стеной из досок и листов металла и пластика, и вытащил его на свою сторону. За стеной кто-то тонко взвыл, а затем наступила тишина. Мистер Блэк, кряхтя, поднялся с насиженного места и громко сказал, что просит извинения у хозяев, но он вынужден войти. Хотя бы для того, чтобы вернуть оружие. И, кстати, молодые люди (с этими словами Джо передернул затвор и заглянул в патронник), вы этого могли не знать, но опытный человек может по звуку отличить: заряжено оружие, или цевье дергают впустую. С этими словами Джо толкнул калитку и шагнул внутрь. Это, конечно, было довольно рискованно, но мистер Блэк рассудил так: патронов у детей, похоже, давно нет, иначе они не пытались бы угрожать ему пустым дробовиком. Ну а с ножами, или что там еще найдется острого, он как-нибудь справится.

За калиткой мистера Блэка встретили девочка и мальчик. Обоим на вид было лет по двенадцать. Девочка – белокожая, черноволосая, в синей залатанной куртке и брезентовых штанах, придерживала левой рукой правую, из чего мистер Блэк сделал вывод, что именно ее он и обезоружил. Мальчик – широколицый толстогубый афроамериканец в крестьянских штанах, рубашке из некрашеной шерсти бигхорнера и старой, похоже еще довоенной, шляпе, не говоря худого слова ударил мистера Блэка ножом в живот.



Мистер Блэк осторожно забрал у паршивца оружие и аккуратно положил опасный предмет в карман шинели. Мальчишка вывернулся из-под руки Джо, отскочил назад и вытащил из кармана второй нож, поменьше и складной. Быстро раскрыв оружие, паренек выставил лезвие перед собой и заплясал на месте, одновременно крикнув девочке, которую он назвал Энн, чтобы та бежала в приют. Джо одобрительно кивнул – парень, видимо, тот самый Маркус, вел себя достойно. Девочка, впрочем, не собиралась бежать. Пятясь, она отошла на несколько шагов и тоже вытащила из кармана маленький ножик. Джо почесал бороду, обдумывая следующий ход. Драться с детьми ему не хотелось, получить случайный порез, который попортит либо его хорошую одежду, либо пока еще крепкую шкуру, казалось глупым. Молчание затягивалось, и именно в этот момент Монтигомо, взлетевший с плеча хозяина, когда тот завладел дробовиком, решил напомнить о себе. Ястреб с клекотом рухнул на голову чернокожего паренька, когтями сорвал с того шляпу, и, взлетев с ней на забор, начал бешено терзать добычу страшным прямым (как мы помним, эти ястребы мутировали) клювом.

Парень от неожиданности выронил оружие, плюхнулся на задницу и обхватил голову руками. Девочка взвизгнула, бросила нож и присела рядом со своим защитником. Джо расхохотался, после чего объяснил, что эта птица называется чернокрылый мохавский ястреб, и в естественной среде она запросто атакует даже дефкло. И вообще, несколько лет назад он убил вооруженного штурмовой винтовкой бандита. Просто продолбил ему голову. Поставив на землю свой ящик с инструментами и положив на него дробовик, Джо подошел к мальчику и, взяв его за подбородок, осторожно осмотрел голову со странно светлыми для мулата волосами. На коже в шести местах остались неглубокие царапины, но, принимая во внимание длину когтей Монтигомо - два с половиной дюйма - парень отделался на удивление легко. Покачав головой, Джо заметил, что иногда эта птица ведет себя гораздо умнее, чем можно о ней подумать, слушая изо дня в день ее дурацкие вопли. Вытащив из кармана плоскую металлическую бутылочку, Джо открутил крышку, и, накапав на платок, который, конечно, после Мэйбл был уже не совсем чистым, но все же лучше, чем просто рука, аккуратно протер царапины первоклассным виски. Парень перенес экзекуцию молча. Глядя прямо в блестящие, черные глаза, Джо вытащил из кармана конфискованный нож и молча протянул его мальчику рукоятью вперед. Парень принял оружие и, не зная, что с ним делать осторожно повернул лезвием от Блэка. Джо протянул вперед руку и представился. Мальчик несколько секунд колебался, затем взял широкую ладонь Блэка своей – мозолистой, крепкой и грязной и сказал, что его зовут Маркус. Джо кивнул и повернулся к девочке. Осторожно взяв ее за руку, отставной сержант осмотрел тонкое запястье и длинные худые пальцы, после чего удовлетворенно кивнул и заметил, что ничего не сломано, просто указательный палец ушиблен, а запястье немного растянуто, сейчас перетянем, походишь так пару дней. С этими словами Джо открыл свой ящик, достал бинт, который у всякого правильного механика всегда должен быть под рукой, и аккуратно наложил девочке давящую повязку. После этого он снова протянул вперед ладонь, но теперь уже девочке в синем, и снова формально представился. Девочка спокойно пожала руку Джо и назвала в ответ свое имя – Энн. Мистер Блэк поднял дробовик и вернул его девочке, спросив между делом, когда у них кончились патроны. Энн вздохнула и ответила, что последний она израсходовала в конце августа, когда в огороде заметили кротокрыса. Потом у них два дня было мясо, но вот патроны после этого украсть так нигде и не удалось. А в приюте их больше нет – они все облазили. Джо заметил, что красть, в общем, занятие непродуктивное и опасное. Энн пожала плечами и ответила, что купить им не на что – все ценное, что у них было, еще весной обменяли на еду и одежду. Джо кивнул и спросил: почему она наставила на него пустой дробовик? Девочка ответила, что надеялась отпугнуть мистера Джо. Потому что мы тут, в Приюте Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви, не доверяем чужакам. Джо помолчал, потом тихо спросил: «Плохо было?» Энн побледнела, ее губы затряслись, и внезапно девочка заплакала. Она плакала не так, как Мэйбл, это был плач не ребенка, а повзрослевшего до срока человека. Перед Джо плакала девочка, в свои двенадцать лет взвалившая на свои плечи слишком тяжелую ношу. Маркус с ненавистью посмотрел на Джо, подхватил с земли второй нож и, тяжело дыша, сделал шаг вперед. Казалось, он сам не знает, что делать дальше: нападать или тоже плакать. Джо опустился на одно колено, положил ладони на две маленькие головы и тихо сказал: «Больше вы не будете одни, обещаю». Маркус выронил нож, дернул головой, затем вдруг закрыл лицо руками и тоже заплакал. Джо осторожно обнял мальчика и девочку и прижал обоих к себе. Кажется, его отставка закончилась. Он не знал, как, он не знал, на что, но этих детей он не бросит: накормит, согреет и вырастит. Внезапно мистер Блэк вспомнил про пластиковую карточку, которая лежала в его бумажнике рядом со свидетельством об уплате налогов. Мысль была, конечно, дурацкая, но про нового Губернатора Штата говорили, что он не такой уж плохой человек, во всяком случае – не тряпка в руках баронов и банкиров. Может быть мистер Мориц прав, и настало время воспользоваться своим званием Героя Нью-Бойсе? По крайней мере в той его части, которая обеспечивает беспрепятственный пропуск в Легислатуру без предварительной записи?

Когда дети успокоились, Джо спросил их: как у них с продуктами? Энн и Маркус переглянулись, и девочка сказала, что с едой совсем плохо. Они собрали немного картофеля и тато – может быть тысячу фунтов, положили в кладовую. У нас хорошая кладовая, сэр, мистер Аберкромби сделал ее в самом начале. Пол и стены до середины обшиты стальными листами, от контейнеров и от старых машин. Там даже кротокрысы не прогрызут. Но этих запасов хватит хорошо если до начала холодов… Джо кивнул, после чего сказал, что у него есть немного с собой. Соберите всех, пусть по унции, но достанется каждому. Потом один из вас пойдет со мной в Легислатуру и расскажет губернатору о том, что здесь происходит. Дальше мы сходим здесь в одно место, где я должен починить колонку, потому что давно обещал, а к вечеру нужно будет успеть в банк снять деньги и в лавку купить еды назавтра. В общем, хватит плакать, ребята, дел у нас по горло. Энн и Маркус, ошарашенные такой обширной программой, переглянулись и молча уставились на Джо. Мистер Блэк встал и выставил руку вбок. Монтигомо тяжело снялся с забора, и, выпустив по дороге изорванную шляпу, опустился на плечо хозяина. Посмотрев на детей сверху вниз, мистер Блэк сурово сказал, что его зовут Джо «Медведь» Блэк, он тридцать лет служил в армии на юге, из них двадцать пять – сержантом. И он, сержант Джо Блэк, привык, что когда он приказывает, остальные – выполняют, причем бегом. Все, дети, вольная жизнь кончилась. В вашем Приюте Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви снова появился… Как он у вас назывался? Директор? Снова появился директор. Понятно? Дети молча смотрели на Джо, и в их глазах билась такая надежда, что отставному сержанту стало не по себе, поэтому он еще строже переспросил: понятно? Энн бешено закивала, а Маркус с трудом выдавил:

«Да!»
«Да, сэр!» - поправил его Джо, - «А теперь повтори, сынок!»
«Да, сэр!» - ответил Маркус.
«Еще громче!»
«Да, сэр!!! - в этот раз к крику присоединилась и Энн.

Джо усмехнулся и сказал, что вот это уже совсем другое дело. В общем, ребята, хватит плакать. У нас впереди куча дел, а пока ведите меня туда, где вы обедаете. Еще раз выкрикнув: «Да, сэр!» - дети повернулись и бегом пустились к длинному каменному зданию приюта. Лишь пробежав двадцать ярдов, Маркус спохватился и, вернувшись к неспешно шагающему Джо, пошел слева от него. Мальчик даже предложил понести ящик с инструментами, но мистер Блэк покачал головой. Он видел, что даже после такого короткого напряжения Маркус запыхался. Джо не знал еще, что за люди, вернее, дети, Энн и Маркус, но по крайней мере одно было совершенно ясно. В Приюте Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви старшие голодали вместе с младшими. Это внушало надежду. Теперь Джо был уверен, что он сможет спасти этих детей.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

bigfatoldcat1976: (Default)
bigfatoldcat1976

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:47 am
Powered by Dreamwidth Studios